dnevnu4ok

Categories:

Март, март... Снова вспоминается март 2014, к концу месяца, когда Крым уже был принят в состав России, у меня, как и у многих, было приподнятое состояние. Но я продолжала внимательно следить за происходившим в Киеве и на остальной территории. В интернете было много сайтов на которых в режиме реального времени транслировалось происходящее, велись стримы с мест событий. Поскольку Янукович сбежал из страны, власть была в руках временного правительства и порядка это явно не добавляло.
Вся страна колобродила глядя на Киев, а восток смотрел на Крым. Взгляды моих собеседников были очень схожи, никому не нужен был майдан и все болели за крымчан. В сети мир быстро разделился на майдан и антимайдан, на украинских улицах тоже. Разумеется я была на светлой стороне, таким мне представлялся антимайдан.
Помню мы много раз обсуждали с крымчанами вероятность присоединения полуостова к России. Они рассказывали о происходящем на улицах поскольку сами участвовали в митингах и патрулировании. Но мне казалось невероятным присоединение. И когда это произошло, я их поздравила от всей души.
В крупных украинских городах тоже периодически проходили митинги, стычки между майдановцами и антимайдановцами. Иногда стреляли. На улицах появлялись российские флаги, достаточно много и это было очень странно. Где-то внутри меня сидело сомнение в натуральности происходящего, откуда столько российских флагов? С митингами тоже было что-то странное, в одном городе одновременно могло проходить несколько. Понятно что майдановский и антимайдановский шли в одно и тоже время, так ведь антимайдановских могло быть одновременно два рядом.
Весь март я мало спала, беспокоилась, старалась не пропустить чего то значимого. Полной картины и понимания происходящего не было ни у кого. Крымчане убеждали меня, что многие восточные области можно быстро присоединить к России. Но мое общение с восточниками не давало повода так думать. Не было в словах и голосе ребят такой убежденности как у крымчан. Впрочем осознала это я гораздо позже, а в то время ощущала на подсознательном, но так и не сформулировала, не спросила никого из них чего же они реально хотят. В конце марта ни кто из моих собеседников не говорил о войне. Об оборзевших майдановцах говорили. О революции говорили. О войне - нет.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic